Легенда о теплоходе «Вера Артюхова»

Морские рассказы

– Да наверно выпить на халяву хотят, чего ж еще, — вразумительно предполагает вахтенный.
– Я занят. Через десять минут ожидаю в капитанском салоне — проводишь.
Капитан с неудовольствием временно прерывает свои мечтания, облачается официально, к белой рубашке прицепляет черный галстук и перемещается в салон:
– Войдите!
Вваливается делегация туземной полиции — пожимает руки демократично; рассаживаются. Капитан предлагает наливать, закуривать: готовно наливают, отпивают, закуривают:
– Итак, вы капитан этого судна, сэр?
– Это предположение делает честь вашему уму.
– Ваше судно носит имя «Вера Артюхова»?
– Во всяком случае, сегодня с утра радиограммы о переименовании еще не поступало.
– И приписано к Балтийскому морскому пароходству?
– Вы пришли известить меня, что прописка просрочена?
– Будьте любезны посмотреть, — и начальник полиции подает знак сержанту. Сержант со скромностью фокусника показывает пакет, из пакета достает наволочку и эффектным жестом разворачивает ее перед капитаном. — Это наволочка с вашего судна?..
Капитан постигает смысл надписи на клейме, неопределенно пожимает плечами и с лаконичностью старого морского волка, которому ниже достоинства и чина совать нос в грязные тряпки, роняет:
– Возможно.
– Но название совпадает, — настаивает начальник полиции. — Вы опознаете этот предмет?
– Лично с этим предметом я не имею чести быть знакомым, — вежливо отвечает капитан, торопливо соображая, в чем дело. — А в чем дело?
– Но надпись совпадает?
– Надпись совпадает, — дипломатично соглашается капитан.
– Занесите в протокол, — приказывает начальник полиции, и другой сержант вооружается бумагой и ручкой и начинает писать.
– Эта наволочка, — торжественно провозглашает начальник полиции, — снята с головы нашего бизнесмена, который был обнаружен нашей полицией задушенным и утопленным в акватории нашего порта. Это — вещественное доказательство, — разъясняет он, видимо гордясь своей логикой и специальными познаниями.
Капитан превращается в памятник погибшим капитанам. И этот памятник страдает нервным тиком. Действуя на рефлексах, он растягивает улыбку, выгребает из бара еще кучу всяких хороших бутылок, распечатывает коробку сигар и стеклянно чокается с начальником полиции. И лихорадочно пытается соображать, и абсолютно ничего не соображает, кроме как какое счастье было бы тяпнуть фордовской почти новой рессорой начальника по башке и выкинуть их всех вон.
Полицейские со вкусом истребляют его представительские запасы, чавкают солеными орешками и шоколадом, а капитан придумывает, что надо сделать: позвонить старпому:
– Тут у меня полицейские. Утопленника вытащили. Нет, негра. А на голове у него была наволочка. Ты у меня пошути еще!.. А то, что наш штамп, идиот. Зайди.
Старпом заходит оскорбленно, смотрит на наволочку с негодованием. И заявляет претензию:
– Мы не можем нести ответственность за грузчиков вашего порта. А вот вы обязаны! Они крадут все подряд. Я уверен, что эта наволочка украдена с нашего судна. Вы должны допросить всех грузчиков.
– Тоже спасибо, — благодарит кэп. — Ты что хочешь, чтоб портовые власти держали нас здесь до окончания следствия?.. Идиот…
– Тогда отдувайся сам, — злобно говорит старпом.
Начальник полиции бурно протестует:
– У вас есть доказательства кражи?
– А наволочка — не доказательство?!
– Вы обвиняете наших граждан в преступлении? А почему вы не обратились к властям раньше, а вспомнили только сейчас?
– Мы не хотели портить дружественные отношения такой ерундой.
Но начальник к беседе-допросу подготовился. Это трамплин его карьеры. Тут возникает дело государственного масштаба! Он придает лицу торжественность — и отмечает:
– Ваше объяснение не принимается.
– Это еще почему? — выпячивает подбородок кэп.
– Суки, — говорит по-русски старпом. — Коньяк наш принимается, а объяснение не принимается. Гурманы.
Начальник полиции показывает пальцами грамотному сержанту, тот отрывается от протока и подает ему бумажку. Начальник разглаживает бумажку и вручает капитану:
– Ознакомьтесь с актом экспертизы, — сладко потчует он. — Смерть наступила минимум на двое суток раньше, чем ваше судно начало разгружаться. Следовательно, — сияя, выводит он логическое заключение, — грузчики не могли украсть ничего раньше, чем попали на судно! Так? А на судно они попали не раньше, чем началась разгрузка. А? — И смотрит победно и обличительно.
Полицейские аплодируют. И на поясах их звякают наручники.
Капитан говорит:
– Я приму валокордин.
А старпом предполагает:
– Возможно, они ночью на палубу влезли.
– Да, — вежливо соглашается полиция, — специально для того, чтобы выкрасть наволочку из-под головы спящего матроса. Потому что им очень захотелось обернуть ею голову покойника.
Старпом говорит:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Теги: